• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:01 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
поганое настроение, и вообще хочется домой, так это все задолбало

23:23 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Animal Jazz - 5 поцелуев

ещё 5 поцелуев для тебя
под шёпот капель струй дождя
на свете так много песен
а в темноте гороздо больше верных нот

00:14 

Ахах, это нечто

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
А можно я его кактусом и без смазки?(с)Вишневый героин

00:37 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
после за*бешь желать доброй ночи

даа, так может только киро

02:59 

Хм, много где понатырено

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
На дне каждого сердца есть осадок.

Он сдает карты, словно в медитации,
И те, с кем он играет,
Не узнают никогда,
Что он играет не ради денег
И не ради того, чтобы выиграть…
(Sting, «Shape of my heart»)

И вот сейчас он в который раз проводит очередной вечер в обществе сигарет и алкоголя - для настроения и телевизора, заменяющего надоедливого говорливого собеседника. И что самое страшное - он чувствует себя нормально. А что еще нужно?.. Он привык к такому одиночеству.

Шаг – забыл все горести и обиды, еще шаг - далеко в прошлом остались все невзгоды и разочарования, шаг – сердце открылось навстречу долгожданной любви, еще шаг – жизнь до этого момента осталась в большом кованом сундуке с замком, а ключ выброшен далеко в океан.

Для меня счастье - это найти повод улыбнуться в любой ситуации.

- Если ты вдруг захочешь меня найти... ну, просто так, поболтать, по старой дружбе... Всегда можешь сделать это по фамилии.
- И какая она?
- Длинная и смешная. Пока...

Боже мой, как ничтожно и мелко все то чем мы живем! Мы живем сплошной иллюзией, которую выдумали сами. У нас ничтожные ценности и ничтожные поступки. Как жаль, что я ничего не могу изменить...
Тем не менее, я счастлив. Просто потому что у меня есть ты. Родная душа...Часть меня. Нет, ты не часть...Ты и есть я.

-Спасибо,- снова наклоняю голову к учебнику.
-За что?
-За то, что ответил,- невидящим взором, скольжу по строчкам.
А мысленно добавляю:
За то, что есть...
За то, что любишь...
За то, что со мной...
За то, что даришь поцелуи...
За тебя.

Ты- мой близнец. Я- твой. Между нами нету границ, нет стереотипов. Вчера ты был прав. Мы делаем то, что хотим и наши желания всегда совпадают.


Мне всегда больше нравились те, кто во всём до конца, кто во всём до предела и кто во всём в кровь. Те, в ком есть надрыв, вера и решимость. Любовь — это благородное безумие, пусть же оно таким и будет. Даже если оно ничего не несёт кроме муки. Возможно, так даже лучше. В концов «я человек, я сложно жить хочу!».

22:18 

Хаус, ремонт отопительных систем и выполнение слесарных работ.

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Место: ванная комната в жилом доме, день.

Хаус: ...Итак, запомните, что от этого вы не умрете, только получите ожоги лица и рук третьей степени. А теперь давайте посмотрим на эту замечательную керамическую раковину. Нам сообщили, что течет кран. Что мы видим?

Кэмерон и Форман обмениваются вглядами, выражающими непонимание.

Ф: Кран действительно течет.
Х: На взгляд дилетанта, так оно и есть. Но ведь все мы выпускники профессионального колледжа, так? Кэмерон, что ты видишь?
К: Я вижу кран. И он течет.

Хаус приносит классную доску на подставке и пишет Протечка крана.

Х: Начнем сначала. Чейз, как ты охарактеризуешь степень влажности в помещении? Здесь сухо?
Ч: Да нет, скорее сыро. И, возможно, кое-где есть плесень.
Х: Совершенно верно

Х пишет на доске слово Сырость.

Х: Форман, а что ты скажешь насчет атмосферного давления?
Ф: Откуда я знаю?
Х: Замечательный ответ. Ты прав, оно совершенно не важно и существует исключительно для того, чтобы ты дышал и двигался. Кэмерон, а что ты скажешь насчет того, что еще есть в этом помещении?
К: Ну, много всяких игрушек для игры в ванне.
Х: Игрушки для ванны! Верно!

Х пишет на доске Игрушки для ванны

Х: Какие игрушки?
К: Резиновые утята.
Ч: Полотенце с физиономией Элмо.
Ф: Пенна для ванны.

Х пишет все это на доске.

Х: Какая пенна для ванны?
Ф: Скуби Ду. Пенна Скуби Ду.
Х: Благодарю. Детали крайне важны для диагностики. Одна мельчайшая деталь может стоить жизни вашему больному!
К: Вы имеете ввиду - сантехнике?
Х: Не прерывай. Мы можем заключить на основании полученных данных, что ванной пользуется маленький ребенок, возраст три или три с половиной года, уже хорошо говорит, склонен к непослушанию, у него зеленые глаза, и он левша. Когда подрастет, вполне вероятно, станет болеть за Чикаго кабз или Цинцинатти редз.
К (Форману): Откуда он это знает?
Ф (Кэмерон): Оставь, его понесло.
Х: Таким образом, сырость и легкий запах технической смолы говорят о том, что протечка в данном случае является просто симптомом более фундаментальной проблемы. Обратите внимание на светильники. Сделаны в Китае, если не ошибаюсь, в провинции Шицуань. Нам также известно, что этот дом расположен более чем в трех милях отфедеральной трассы, но менее чем в пяти милях от нее. Итак, учитывая, что коллекция компакт-дисков в соседней комнате - это, главным образом, музыка в стиле кантри и что демократы имеют небольшой перевес в сенате этого штата, мы можем с уверенностью сделать заключение.

Х передает Ф фонарик.

Х: Ф, загляни-ка под раковину. Видишь трубу между теплообменником и вентилем отвода? Медно-никелевый сплав, установлен в 1972, нет-нет, в 1973 году. Подвержен коррозии, если расположен рядом с сифоном или вентиляционной трубой.
Ф: А он прав!
Х: Замени её.
Х кидает в рот 2 таблетки викодина и направлятся к выходу.

К: А как насчет текущего крана?

Х возвращается и заворачивает кран.

Х: Его нужно просто завернуть.

17:41 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
хнык-хнык хочу молескин!!!

02:01 

посмотреть

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
танцы улиц

авансцена

уличные танцы

20:51 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Выпадая за грани реальности,
Растоптав в себе приступы гордости,
Отключая сознания крайности,
Жизни ниточку тянешь из пропасти

И держать ее пальцами слабыми
Одному в этой ставке приходится
Ведь на ней оба сердца завязаны
Хоть цена запредельная просится

Захлебнувшись слезами горючими
И давясь тошнотой омерзения
Продаешь свое тельце тщедушное
За кусочек мечты о спасении

Загибаясь от боли терзающей
Бережешь душу брата от ужасов
"Это тело… "– оно исцеляется
"Просто тело…" – потом все забудется

Упиваешься ложью спасительной
Что сотрется вся грязь из сознания
На коленях моля небожителей
О единственном нашем желании

Вопреки всем убийственным доводам
Вопреки той цене! Дело случая!
Нужно верить в том месиве огненном
Выжить всем вопреки! Все получиться!

Yason (с)

19:21 

прочитать!!!

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
19:19 

Уничтожение Дрездена.

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Из «Военного сайта»

ДРЕЗДЕН 1945

Уничтожение Дрездена

Незомбированная часть человечества, возможно, меньшая, не обманывается относительно так называемого цивилизованного Запада. Хладнокровные убийцы в манишках, сияющие улыбками со всех телеэкранов мира, держат в своей власти мириады лакеев- журналистов, писателей, "ученых", "историков", создающих и поддерживающих грандиозный миф об умилительных "общечеловеческих ценностях" - полупрозрачной ширме, прикрывающей ледяное корыстное бездушие Запада, умершего внутри себя и мстящего всему человечеству за собственную ущербность.

Но и сами "манишки" ведомы скрытыми от глаз миллионов вершителями судеб: супермафией банковско-финансовых воротил, для - которых на планете не существует государственных границ. На этом уровне степень "оледенелости" - еще большая. Здесь уже воспитался такой редкостный тип человекообразных, который ищет вдохновения в сатанински извращенных идеях.

Внешние результаты их совместной "работы" в последние годы наиболее ярко проявились в Ираке, а Сербии и в России, где люди истреблялись тысячами, и этому предписывалось если не радоваться, то молча повиноваться.

Чтобы понять неслучайность происходящего, небесполезно будет приоткрыть одну из зловещих страниц последней мировой войны против Германии: бомбардировку Дрездена. Курт Воннегут, насколько это было возможно, рассказал о ней - и его "замолчали". Мы же прибегнем к изложению написанной и напечатанной в США крохотным тиражом статьи Джорджа Т.Паркера о колоссальном преступлении, въяве продемонстрировавшем миру талмудический оскал Запада. Преступлении, которое, быть может, станет в ряд символов, характеризующих суть Запада в XX столетии (к концу века пора раздавать "всем сестрам по серьгам") .

...В начале 1945 года самолеты союзников сеяли смерть и разрушение над всей Германией - но старинный саксонский Дрезден оставался среди этого кошмара островком спокойствия.

Знаменитый как культурный центр, не имевший военных производств, он был фактически ничем не защищен от ударов с неба. Лишь одна эскадрилья располагалась одно время в этом городе художников и ремесленников, но и ее уже не оставалось к 1945-му. Внешне могло сложиться впечатление, что все воюющие стороны отводили Дрездену статус "открытого города" согласно некоему джентельменскому соглашению.

К четвергу 13 февраля поток беженцев, спасающихся от наступления Красной Армии, которая находилась уже в 60 милях, увеличил население города до миллиона с лишним. Иные из беженцев прошли через всякие ужасы и были доведены до полусмерти, что заставляло позднейших исследователей задумываться о пропорциях того, что Сталину было известно и подвластно, и того, что делалось без его ведома или помимо его воли.

Была масленица. Обычно в эти дни в Дрездене преобладала атмосфера карнавала. На этот раз обстановка была довольно мрачной. Беженцы прибывали с каждым часом, и тысячи людей устраивались лагерями прямо на улицах, едва прикрытые лохмотьями и дрожащие от холода.

Однако люди чувствовали себя в относительной безопасности; и хотя настроение было мрачное, циркачи давали представления в переполненных залах, куда тысячи несчастных приходили забыть на какое-то время об ужасах войны. Группки нарядных девчушек силились укрепить дух изнуренных песенками и стихами. Их встречали полупечальные улыбки, но настроение поднималось...

Никто в эти минуты не мог представить, что меньше чем через сутки эти невинные дети будут заживо сгорать в огненном смерче, созданном "цивилизованными" англо-американцами.

Когда первые сигналы тревоги ознаменовали начало 14-часового ада, дрезденцы послушно разбрелись по своим убежищам. Но - без всякого энтузиазма, полагая, что тревога - ложная. Их город никогда до того не был атакован с воздуха. Многие никогда бы не поверили, что такой великий демократ, как Уинстон Черчилль, вместе с другим великим демократом Франклином Делано Рузвельтом, решит казнить Дрезден тотальной бомбежкой.

Что двигало Черчиллем? Политические мотивы. Промышленность Дрездена производила только сигареты и фарфор, товары невоенные. Но впереди была Ялтинская конференция, на которой союзники намеревались членить измученное тело Европы. Черчилль и захотел разыграть "козырную карту" - некое грандиозное англо-американское действо, которое "произведет впечатление" на Сталина, - слишком самостоятельного и слишком умного, набравшего слишком большую силу. Эта карта, как оказалось позже, не "сыграла" в Ялте, поскольку плохая погода отменила запланированный рейд. Но Черчилль настаивал на том, чтобы рейд все же осуществился, где угодно, объясняя это необходимостью подавить волю германского населения в тылу.

Едва жители Дрездена разошлись по бомбоубежищам, на город была сброшена первая бомба - в 22.09. 13 февраля 1945 года. Атака продолжалась 24 минуты. Город был превращен в море огня. "Образцовое бомбометание по целям" создало желаемый огневой шторм - это входило в расчеты склонного к юмору и любящего сигары "демократа".

Шторм начался, когда сотни меньших пожаров соединились в один, громадный. Гигантские массы воздуха всасывались в образовавшуюся воронку и создали исксственный смерч. Тех несчастных, которых поднимали вихри, швыряло прямо в пламя горящих улиц. Те, кто прятался под землей, задыхались от недостатка кислорода, вытянутого из воздуха, или умирали от жара - жара такой силы, что плавилось человеческое мясо и от человека оставалось влажное пятно.

Очевидец, переживший это, рассказывает: "Я видел молодых женщин с детьми на руках - они бежали и падали, их волосы и одежда загорались, и они страшно кричали до тех пор, пока падающие стены не погребали их " .

После первого рейда была трехчасовая пауза. Затишье выманило людей из укрытий. Чтобы спастись от смертоносного жара, тысячи жителей направились в Гросс-Гартен, чудесный парк в центре Дрездена площадью в полторы квадратных мили. Но палачи все рассчитали...

В 01.22 начался второй рейд. Сигналы тревоги не сработали. Небо покрыло вдвое большее количество бомбардмровщиков с зажигательными бомбами на борту. Эта волна предназначалась для того, чтобы расширить огневой шторм до Гросс-Гартена и убить тех, кто был еще не убит.

Это был полный "успех" англо-американцев. В течение нескольких минут полоса огня пересекла траву, охватила деревья и загоре- лось все - от велосипедов до ног и рук. Еще много дней после того все это оставалось под открытым небом страшным напоминанием о садизме союзников.

В начале второй атаки многие еще теснились в тоннелях и подвалах, ожидая конца пожаров. В 01.30 до слуха командира спасательного отряда, посланного в город с рискованной миссией, донесся зловещий грохот. Он так описывал это: "Детонация ударила по стеклам подвалов. К грохоту взрывав примешивался какой-то новый, странный звук, который становился все глуше и глуше. Что-то напомина- ющее гул водопада - это бил вой смерча, начавшегося в городе".

Те, кто находился в подземных убежищах, умерли легко: они мгновенно сгорали, как только окружающий жар вдруг резко увеличивался. Они или превращались в пепел, или расплавлялись, пропитывая землю до трех-четырех футов в глубину - тому множество свидетельств.

После налета трехмильный столб желто-коричневого дыма поднялся в небо. Масса пепла тронулась, покрывая теплые руины, в сторону Чехословакии. Один домовладелец в 15 милях от Дрездена нашел в своем саду целый слой рецептов и коробочек от пилюль из дрезденской аптеки. А бумаги и документы из опустошенного Земельного управления упали в деревне Лирна, почти в 18 милях от Дрездена.

Вскоре после 10.30 утра 14 февраля на город обрушилась последняя порция бомб. Американские бомбовозы "трудились" целых 38 минут. Но эта атака не была столь жестокой, как первые две, - по масштабам, но не по сути.

Этот налет был характерен изощренным садизмом. "Мустанги" летели очень низко, и расстреливали все, что двигалось, включая колонну спасательных машин, которые прибыли эвакуировать выживших. Одна атака была специально направлена на берег Эльбы, где после ужасной ночи сгрудились беженцы, а также раненые.

Дело в том, что в последний год войны Дрезден стал городом-госпиталем. Во время ночного массового убийства медсестры героически перенесли на себе тысячи искалеченных, перенесли к Эльбе. И вот низколетящие "Мустанги" расстреливали этих беспомощных пациентов, как и тысячи стариков, женщин и детей, бежавших из города.

Когда скрылся последний самолет, почерневшие улицы Дрездена были усеяны мертвыми телами. По городу распространился смрад. Стая улетевших из зоопарка стервятников жирела на трупах. Повсюду шныряли крысы. Один из видевших все это сразу после бомбежки рассказывал: "У трамвайного депо была общественная уборная из рифленого железа. У входа, уткнувшись лицом в меховое пальто, лежала женщина лет тридцати, совершенно нагая. В нескольких ярдах от нее лежали два мальчика, лет восьми-десяти. Лежали, крепко обнявшись. Тоже нагие... Везде, куда доставал взгляд, лежали задохнувшиеся от недостатка кислорода люди. Видимо, они сдирали с себя всю одежду, пытаясь сделать из нее подобие кислородной маски...".

Вот описание Дрездена через две недели. Оно принадлежит некоему швейцарцу. "Я видел, - говорит он, - оторванные руки и ноги, изувеченные тела, и головы, раскатившиеся по сторонам улиц. На площадях тела все еще лежали так плотно, что идти приходилось с предельной осторожностью".

Урожай смерть собрала богатый. Размеры дрезденского "Холокаста" - 250 тысяч жизней, отнятых в пределах 14 часов. Это более чем втрое превосходит количество жертв Хиросимы (71879).

Апологеты союзников, оправдывая (!) эту бойню, приравнивают Дрезден к Ковентри. Но в Ковентри за всю войну погибло 380 человек, это нельзя сравнивать с убитыми в одночасье 250 тысячами. Кроме того, Ковентри был складом военных запасов, то есть законной военной целью. Дрезден, производящий чашки и блюдца, таковой не был.

Голливудская поделка "Блиц-Криг на Лондон", как и многие другие, - это всего лишь один из подленьких способов демонизировать врага вопреки действительным фактам. За всю войну Лондон потерял 600 акров земли, Дрезден за одну ночь - 1600.

По иронии судьбы единственная цель в Дрездене, которая с боль- шой натяжкой могла бы считаться военной, -железнодорожное депо союзниками не бомбилась. Защитники "мировой демократии" были слишком заняты стариками, женщинами, детьми, ранеными.

Дрезденское убийство по масштабам своим и цинизму претендует на то, чтобы считаться самым подлым в истории. Но никто из летчиков-убийц, не говоря уж о "дядюшке Уинстоне" , этаком благородном герцоге Мальборо, что-то, не был замечен на скамьях подсудимых типа нюрнбергской. Напротив! Летчики были награждены медалями, Черчилль - монстр, отдавший приказ о бойне в Дрездене, - был титулован и завершил свою карьеру "великим человеком". Биографы старательно вычистили из своих "объективных" писаний всякое напоминание о стремлении одного сумасшедшего "потрясти" других и убившего ради этого четверть миллиона мужчин, женщин и детей.

Конечно, летчики не могли отказаться - "они только выполняли. приказы", эти английские военные преступники. Чтобы представить себе степень нравственной деградации Запада, отметим, что в мае 1992 года в Лондоне был открыт памятник маршалу Артуру Харрису, главному исполнителю приказа Черчилля. А вот и имена других чинов королевских ВВС Великобритании - военных преступников действительных, а не мнимых: маршал Роберт Саундби, советник авиаминистерства Арчибальд Синклер, командовавший первым на- летом Моррис Смит.

Сохранились фотографии этого всемирно-демократического зло- действа: еще целый Цвингер, жемчужина дворцово-паркового искусства - и его руины; платформы с беженцами, идущие в спасительный Дрезден, - и горы трупов на площадях Дрездена; 243 матери с детьми, убитые только в одном из убежищ; разбитые машины спасателей, завернутые в бумагу трупы, сжигаемые массы мертвых тел, убитые дети.

Это не Лондон. Не Париж (Париж сохранен). Это - не евреи, а немцы. Злодеяние есть злодеяние, и тут двойных стандартов быть не может, но они - применяются, и все активнее.

Однако нельзя утверждать, что горы трупов в Дрездене "не замечены" мировой общественностью. В частности, Нюрнбергским трибуналом.

19:18 

Темная сторона США

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
В интервенции российского Дальнего Востока, Забайкалья и Сибири в 1918-1922 гг. под шумок, пока новой советской власти было не до дальневосточной окраины Российской империи, участвовала группа иностранных государств: Япония, США, Великобритания, Франция, Италия, мятежные чехословаки (превратившиеся в одночасье из военнопленных в захватчиков), венгры, канадцы и даже китайцы.

Наиболее многочисленным воинским контингентом были японские войска, которых насчитывалось 72 тыс. человек. Великобритания, Франция, Италия сообща выставили 19 тыс. штыков. Китай, под нажимом Японии, командировал к нам около 1200 солдат. Чехословацкий корпус, бойцы которого следовали на родину из русского плена, в который попали в годы Первой мировой войны, насчитывал около 15 тыс. человек.

Отметились у нас и американцы (а куда они свой нос не совали?), оставив недобрую память о себе, о чем, увы, наша нынешняя молодежь, воспитанная на американских боевиках и вскормленная гамбургерами и «Кока-колой», по большей части не имеет ни малейшего понятия. О том, как 12-тысячный экспедиционный корпус США огнем и мечом «устанавливал свободу и демократию» на нашей земле, эти заметки.

«Не могли уснуть, не убив кого-нибудь»
В архивах и газетных публикациях той поры и поныне хранятся свидетельства, как янки, прибыв за тридевять земель, хозяйничали на нашей земле, оставляя кровавый след в судьбах русских людей и в истории Приморья. Так, к примеру, захватив крестьян И.Гоневчука, С.Горшкова, П.Опарина и З.Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е.Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: «нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано». У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н.Мясников, которому, по свидетельству очевидца, «сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски».

«Весной 1919 года в деревне появилась карательная экспедиция интервентов, учиняя расправу над теми, кто подозревался в сочувствии партизанам, — свидетельствовал житель деревни Харитоновка Шкотовского района А.Хортов. — Каратели арестовали многих крестьян в качестве заложников и требовали выдать партизан, угрожая расстрелом (...) Свирепо расправились палачи-интервенты и с безвинными крестьянами-заложниками. В числе их находился и мой престарелый отец Филипп Хортов. Его принесли домой в окровавленном виде. Он несколько дней еще был жив, все время повторял: «За что меня замучили, звери проклятые?!». Отец умер, оставив пятерых сирот.

Несколько раз американские солдаты появлялись в нашей деревне и каждый раз чинили аресты жителей, грабежи, убийства. Летом 1919 г. американские и японские каратели устроили публичную порку шомполами и нагайками крестьянина Павла Кузикова. Американский унтер-офицер стоял рядом и, улыбаясь, щелкал фотоаппаратом. Ивана Кравчука и еще трех парней из Владивостока заподозрили в связи с партизанами, их мучили несколько дней. Они вышибли им зубы, отрубили языки».

А вот другое свидетельство: «Интервенты окружили Маленький Мыс и открыли ураганный огонь по деревне. Узнав, что партизан там нет, американцы осмелели, ворвались в нее, сожгли школу. Пороли зверски каждого, кто попадался им под руку. Крестьянина Череватова, как и многих других, пришлось унести домой окровавленным, потерявшим сознание. Жестокие притеснения чинили американские пехотинцы в деревнях Кневичи, Кролевцы и в других населенных пунктах. На глазах у всех американский офицер несколько пуль выпустил в голову раненого паренька Василия Шемякина». Да и сам генерал Грэвс, командующий американским экспедиционным корпусом, впоследствии признавал: «из тех районов, где находились американские войска, мы получали сообщения об убийствах и истязаниях мужчин, женщин, детей...»

Не менее откровенен в своих воспоминаниях и полковник армии США Морроу, сетуя, что его бедняги-солдаты... «не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день (...) Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где вагоны разгружались, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов». «Самым памятным» для полковника Морроу был день, «когда было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах».

Конечно, американцы были не одиноки в этих зверствах. Японские интервенты ничуть не уступали им. Так, к примеру, в январе 1919 г. солдаты Страны восходящего солнца дотла сожгли деревню Сохатино, а в феврале — деревню Ивановка. Вот как свидетельствовал об этом репортер Ямаути из японской газеты «Урадзио ниппо»: «Деревню Ивановка окружили. 60-70 дворов, из которых она состояла, были полностью сожжены, а ее жители, включая женщин и детей (всего 300 человек) — схвачены. Некоторые пытались укрыться в своих домах. И тогда эти дома поджигались вместе с находившимися в них людьми».

Только за первые дни апреля 1920 г., когда японцами была внезапно нарушена договоренность о перемирии, они уничтожили во Владивостоке, Спасске, Никольск-Уссурийске и окрестных селениях около 7 тыс. человек.

В архивах владивостокских музеев хранятся и фотографические свидетельства зверств интервентов, позирующих рядом с отрезанными головами и замученными телами россиян. Правда, обо всем этом нынче не очень хотят вспоминать наши политические деятели (а многие из них, увы, этого и не знают).

«Американские дикари развлекаются»
Свидетельства о зверствах интервентов приводились практически во всех местных газетах той поры. Так, «Дальневосточное обозрение» приводило следующий факт: «Во Владивостоке на Светланской улице американский патруль, посмеиваясь, взирал на избиение японскими солдатами матроса Куприянова. Когда возмущенные прохожие бросились на выручку, американский патруль взял его «под защиту». Вскоре стало известно, что американские «благодетели» застрелили Куприянова якобы за сопротивление патрулю».

Другой американский патруль напал на Ивана Богдашевского, «отобрал у него деньги, раздел донага, избил и бросил в яму. Через два дня тот умер». 1 мая 1919 г. два пьяных американских солдата напали на С.Комаровского с целью грабежа, но тот успел убежать от грабителей.

На Седанке группой американских солдат была зверски изнасилована 23-летняя гражданка К. Факты насилия над женщинами и девушками жеребцами в форме армии США неоднократно регистрировались и в других частях Владивостока и Приморья. Очевидно, девицы легкого поведения, которых тогда, как и нынче, было не мало, американских вояк уже пресытили. Кстати, одну из «жриц любви», «наградившую» нескольких американских «ковбоев» нехорошей болезнью, как-то обнаружили убитой на улице Прудовой (где нынче стоит кинотеатр «Комсомолец») «с пятью револьверными пулями в теле».

Другое свидетельство, взятое из прессы: «В начале июля, проезжая по Светланской улице на извозчике, четверо пьяных американских солдат, куражась, оскорбляли прохожих. Проходящие мимо гласный (т.е. депутат. — Прим. авт.) городской думы Войцеховский, Санарский и другие лица, возмущенные их поведением, остановили извозчика. Пьяные солдаты подошли к Войцеховскому и по-русски закричали на него: «Чего свистишь, русская свинья? Разве не знаешь, что сегодня американский праздник?». Один из солдат наставил на Войцеховского револьвер, а другой стал наносить револьвером ему удары в лицо».

Или вот другой пример из «Вечерней газеты» за 18 ноября 1921 г. Пятеро американских матросов, обслуживающих радиостанцию на Русском острове, которую интервенты захватили еще в 1918 г., прибыли на танцевальный вечер в зал Радкевича, что на Подножье. Изрядно приняв «на грудь», они стали «вести себя вызывающе». А когда начался спектакль, «сели во втором ряду, а ноги положили на спинки стульев первого ряда» (где сидели русские зрители). При этом матросы говорили, что «плюют на все русское, в том числе и на русские законы», а затем начали дебоширить».

Надо сказать, что, судя по сохранившимся свидетельствам, американские вояки по части пьянства, грабежей и «непристойностей в отношении к женщинам, которым делаются гнусные предложения прямо на улицах», а также по наглому, хамскому поведению ко всем и вся, уже тогда равных себе не имели. Они могли устроить, куражась в пьяном угаре, беспричинную стрельбу на людных улицах по принципу: кто не спрятался — я не виноват! Ничуть не смущаясь, что под их пулями гибнут ни в чем не повинные люди. Зверски избить первого встречного и полюбопытствовать содержимым его кошелька и карманов. Газета «Голос Родины» за 12 января 1922 г. дала вполне конкретное название: «Американские дикари развлекаются».

...В апреле 1920 г. американские, английские, французские и прочие иноземные войска убрались восвояси из Владивостока. В связи с изменившейся военно-политической ситуацией на Дальнем Востоке правительства США, Великобритании, Франции и др. государств вынуждены были отказаться от открытой поддержки разномастных местных властей на Дальнем Востоке, противостоящих большевикам. В августе покинули Приморье и китайские части.

Дольше всех оставались у нас японцы (до октября 1922 г.). Под их «крышей» продолжал действовать и специальный батальон американских вояк. Янки вместе с японцами «обслуживали» созданный в те годы на Русском острове концлагерь и радиостанцию, расположенную там же. Замученных в лагере топили рядом с островом порознь и целыми баржами, связывая руки колючей проволокой.

Есть свидетельства, что уже после ухода интервенции один из водолазов, работая на затопленных объектах у Русского острова, наткнулся на одну из таких барж, внутри которой «стояли, как живые, связанные люди». Шокированный увиденным, водолаз сошел с ума...

16:03 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
- Ты что обкурился? – Том скептически приподнял бровь, - Откуда ты понабрался этих пафосных выражений?
- Моя последняя девушка работала в научной лаборатории.
- Не верю, ты наконец то нашел себе подружку, которая обгоняет по интеллекту футбольный мяч?
- Самую малость.
- Самую малость? Как же её пустили в лабораторию?
- Ну… если честно, то она там пробирки мыла.
- Мда-а, для этого нужно обладать высокими умственными способностями.
- А ты вообще с парнем встречаешься! – рявкнул обижено Георг.
- Попрошу меня в ваши разборки не впутывать, - подал голос, притихший Билл, отрываясь от журнала.
- А ты чего сидишь, отмалчиваешься? – Том подошел и, ласково погладив Билла по спине, обнял его за талию.
- Вы хотите, чтобы и я с вами поорал? Нет уж, я лучше посижу и журнальчик посмотрю.

15:58 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
- Какой хорошенький, - умилилась Клэр, - Красавчик.
- Спасибо, конечно, но не стоит так со мной сюсюкать, - парень скорчил брезгливую физиономию.
- Я вообще-то о собаке, - Кларисса потрепала Скотти за ухом, - Какой глупый дядя, правда пупсик? – спросила она, обращаясь к псу.
- Этот пупсик схомячил мой галстук и погрыз пиджак.
- Твой что? – Том выпучил глаза.
- Мои пиджак и галстук.
- Ты галстук первый и последний раз одевал на выпускной школьный бал, и я не забуду эту картину, более глупо ты не выглядел никогда.
- И ты, как мой друг, мог бы не напоминать об этом скорбном моменте моей жизни.
- А я думал, что скорбный момент твоей жизни был, когда…
- Молчи!
- В колледже…
- Я попросил тебя заткнуться.
- На втором курсе…
- Если ты не замолкнешь, я вспомню парочку занятных случаев ТВОЕГО прошлого.
- Всё, я молчу.
- А что так? Позориться, так вместе.
- Так что ты там говорил про галстук? – Том сделал невинное лицо.

14:34 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Когда в восемь утра Том спустился вниз, там уже собралась толпа рабочих, а Билл - свежий и цветущий, расхаживал перед ними, заложив руки за спину, словно великий полководец перед своей армией.
- И меня абсолютно не интересует, кто из вас больной, а кто встречает бабушку из Израиля, - вещал он, грозно насупив брови, - Мы и так опаздываем по срокам на два дня, поэтому оставьте свои жалкие отговорки при себе. Сегодня мы должны отодрать этот ламинат, заменить его на паркет из натурального светлого дерева и выложить наконец этот чёртов узор из лампочек на потолке. А ещё закончить с детской. Кстати, Том, - он повернулся в его сторону.
- Доброе утро, - улыбнулся тот.
- И тебе, привет, - коротко бросил Билл, - Скажи ка мне, какой любимый цвет у твоей сестрёнки?
- Тесси 9 лет, и она не расстаётся со своей Барби. Сделай вывод.
- Розовый.
- Точно.
- Ну, розовый я не очень люблю. Думаю, мы заменим его на фуксию или бледно-фиолетовый. Три стены будут белые, а четвёртая, у которой поставим кровать – другого цвета. Такого же оттенка положим ковролин с длинным ворсом. В детской очень широкий подоконник, поэтому положим на него что-то вроде небольшого матрасика и несколько подушек, чтобы можно было там посидеть. Я подумывал о круглой кровати, но потом решил, что это будет лишним. Ещё можно было бы положить водный матрас.
- О, Тесси придёт в восторг!
- Прекрасно. А как тебе в целом?
- Всё отлично.
- Ну и ладушки, - Билл, удовлетворённый ответом, отвернулся, потеряв к Тому всякий интерес.
- Билл, я на работу, - сообщил он.
- Счастливого пути, - брюнет был увлечен вычерчиванием эскиза для потолка.
- И, наверно, из офиса сразу поеду в ресторан, - с опаской напомнил Том.
- Ага.
- Я постараюсь вернуться пораньше, - старательно подмазывался он.
- Ладно.
- Не скучай.
- Слушай, - Билл оторвался от чертежа, - Что бы ты хотел видеть у себя на потолке, карту звёздного неба или надпись «Я люблю Клариссу»?
- У себя на потолке я хотел бы видеть верёвку с петлёй, чтобы повеситься от твоих идиотских замечаний.
- Это не впишется в общую идею интерьера, но если тебе хочется, я могу повесить верёвку в кладовке.
- Нет уж, вешаться, так посреди гостиной.
- Ладно, так и быть, но только, если ты оденешься в бело-синей гамме.
- Заметано.
- Так, а теперь серьезно. Как насчет карты звездного неба?
- Ну, не знаю…
- Или концентрическим кругом?
- Да, это мне больше нравиться, должен получиться весьма впечатляющий эффект.
- Договорились, - Билл снова отвернулся, возвращаясь к эскизу.
- Ну, я пошел.
- Угу.
- Постараюсь не задерживаться.
- Отлично.
- Не переживай сильно.
Билл поднял на него глаза, насмешливо изогнув бровь:
- Ты считаешь меня слабоумным, Том?
- С чего ты взял?
- Иначе, с его бы тебе повторять одно и то же по три раза. Ты уходишь на работу, после чего сразу поедешь в ресторан к Клариссе, постараешься вернуться пораньше. Я всё понял.
- Эээ…
- Иди.
- Ну..
- Катись давай отсюда, у меня ещё куча дел!
- До вечера.

13:59 

все оттуда же, все те же друзья

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Друг долго не хотел брать трубку, но том был настойчив и после 23-ого гудка в динамике послышался раздраженный запыхавшийся голос:
- Чего тебе, придурок?
- Нужна твоя срочная помощь.
- Я сейчас немного занят.
- Чем?
- Сексом.
- Но это срочно.
- Слушай, не наглей. Ты свою личную жизнь устроил, дай и другим шанс.
- Моё дело не отнимет много времени.
- Не могу уделить тебе ни секунды. Девушка моей жизни ждёт меня в кровати, на ней надеты латексный корсет и ботфорты.
- Естественно, девушки жизни всегда именно так одеты, - заметил Том, - Как хоть её зовут? Чёрная повелительница? Развратная госпожа?
- Нет, её зовут Саманта, - «Меня зовут Стефани» послышался возмущенный женский голосок на заднем плане, - То есть, Стефани, - поправился Георг.
- Попроси свою Стефани подождать и удели мне 5 минут.
- О.К. – вздохнул друг, - У меня всё равно благодаря тебе уже не стоит.
- И ты обязательно должен был мне об этом сообщить.
- Конечно, ведь это по твоей вине.
- А теперь о главном.
- Излагай.
- Мне нужно выбрать подарок.
- Вообще то, я предпочитаю коллекционную выпивку, но можешь отдать деньгами.
- Подарок Биллу, - уточнил Том.
- Вот так всегда, - изобразил обиду Георг.
- И у меня совершенно отключилась фантазия.
- Она и не включалась никогда.
- Помоги мне что-нибудь придумать.
- Цветы? Мягкая игрушка?
- Это я и без твоего участия мог купить!
- А чем плохи мягкие игрушки? – не понял Георг, - Купи ему огромного плюшевого пингвина.
- Почему пингвина?
- Не знаю, первый в голову пришел, - засмеялся друг.
- Тебе самому-то понравился бы такой подарок?
- Я был бы в восторге!
- Отлично, буду знать, - пробормотал Том, - Слушай, а может купить ему машину?
- А почему бы не приобрести ему какую-нибудь небольшую страну в центральной европе?
- Ты будешь и дальше издеваться или посоветуешь что-нибудь дельное?
- Биллу вроде нравиться нижнее бельё. Вот и купи ему дорогой комплект поразвратней – и тебе хорошо и ему приятно.
- Идея интересная, но трудноосуществимая.
- Почему это? – по голосу было слышно, что Георг воодушевился своей гениальной задумкой.
- У Билла невероятно избирательный вкус, вряд ли ему понравиться то, что я выберу.
- Да какая разница, главное – покупай что-нибудь пошленькое. Ему всё равно придётся это носить, чтобы тебя не обидеть.
- Но я хочу, чтобы ему действительно понравилось то, что я куплю.
- Ох, как всё сложно, - проворчал Георг, - Я теряю интерес к этой истории. К тому же моя детка, кажется, собралась вздремнуть. Мне пора.
- Но ты же ничем мне не помог…
- Прости, друг. Придумывай сам. Думаю, твоему драгоценному Биллу понравиться любое барахло из твоих рук.
- Драгоценному Биллу … - задумчиво протянул Том, потом радостно прокричал в трубку, - Георг, ты гений. Спасибо.
- За что? – недоуменно поинтересовался тот.
- Всё я побежал. Пока! Удачно потрахаться.

@музыка: 30STM

@настроение: спать охота

12:31 

Ооо это нечто

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Том уже подъехал к гостинице и собирался выходить из машины, когда позвонил Георг.
- Привет, Трюмпер! Вы всё ещё не трахались?
- Рад тебя слышать.
- Ну?
- Как дела, Георг? Как жизнь?
- Я не слышал ответа на свой вопрос.
- Как поживают твои родители? Не болеют?
- Всё отлично. Все счастливы, а я больше всех. Так что там у вас с сексом?
- А я вот на работу только что приехал.
- Я, КАЖЕТСЯ, ЗАДАЛ ТЕБЕ ВОПРОС.
- Это был нетактичный глупый вопрос, и я сделал вид, что не услышал его.
- Ой-ой-ой, какие мы нежные. Ну и хрен с тобой. На работу, говоришь, приехал?
- Ага.
- На машине?
- Ага.
- С презервативом?
- Что?
- Трахались с презервативом?
- Нет.
- АГА!!!! Вы это сделали!!! – послышался торжествующий крик из трубки.
- Чёрт, - застонал Том, - Развёл, как ребёнка.
- Как это было? В какой позе? Как долго? Я хочу грязных подробностей.
- Я не буду тебе рассказывать.
- Но я же твой лучший друг.
- Это не повод.
- Ну, То-о-ом… - продолжал канючить Георг.
- Отвали.
- Неужели это было так ужасно.
- Я не хочу об этом говорить.
- У тебя не встал?
- Что? Заткнись, придурок! Конечно, встал.
- Что тогда? Ты был снизу?
- Слушай, если ты не уймёшься, то сам окажешься снизу, а сверху будет бейсбольная бита.
- Просто расскажи мне, и я успокоюсь.

13:06 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
этот ад закончился, наконец-то каникулы!!!

20:06 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
По пути домой я зашел в магазин, купил корм для бедолаги-хомяка и себе яблок, сигарет и орехи. Пока дошел, так и не смог ответить себе на вопрос, чем же я с таким набором от хомяка отличаюсь. Точно, сигаретами... Хотя, мой Хомка и пиво пил, не то, что табачный дым нюхал...(с)

15:04 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.


Le gateau

главная